САЙТ БУШУЕВА А.В. "Мой город - АРХАНГЕЛЬСК"

Среда, 26.09.2018, 07:29

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Каталог статей | Вход

Главная » Статьи » СМИ о деле

АЛЕКСАНДР БУШУЕВ: «МНЕ ТАК И НЕ ОБЪЯВЛЕНО, ЧТО ЗА НОВЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПОЯВИЛИСЬ В ДЕЛЕ». Газета "Правда Севера" от 11.11.2009 г.

Эта история вызвала большой резонанс - известный в городе травник и садовод шестидесятилетний Александр Вениаминович Бушуев находится под стражей в связи с обвинением в тяжких преступлениях.

Следствие обвиняет его в совершении разбойного нападения и двух убийств. Мы уже давали слово родным Бушуева и его адвокату Мансуру Бекарову, также свою точку зрения высказал следователь Владимир Шевченко, который ведет это дело. Конечно, виновен или не виновен Александр Бушуев, решит суд. А сегодня он сам попросил опубликовать его обращение к прокурору области. Мы решили предоставить ему эту возможность, а заодно выслушать и точку зрения обвиняемого.

Я дважды обращался к вам из СИЗО с жалобами на незаконные действия следователей в отношении меня. На первую получил отписку прокурора отдела по надзору за следствием, что «нарушений законодательства нет». На вторую не получил ответа, хотя прошло уже свыше месяца. До вас не доходят мои жалобы. Поэтому обращаюсь через газету - надеюсь, что ее вы читаете и не пропустите мимо своих глаз «крик моей души».

А предыстория моего заточения в СИЗО такова: в 2004 году я был реабилитирован в связи с непричастностью к преступлениям. Следствие длилось свыше двух лет, и следователь Ю. Сек признал, что в отношении меня незаконно проводились следственные действия.

9 июня 2009 года я был вновь задержан. Затем суд дал «добро» на арест за якобы мной совершенные убийства да еще какой-то разбой. Я помещен в СИЗО и незаконно в нем нахожусь свыше четырех месяцев.

Я думал, что следствие разберется и недоразумение исчезнет само собой. Мне так и не объявлено, что за новые обстоятельства появились в деле. Оно было сфабриковано в 2002 году и вновь ожило. Те же лживые показания как минимум четырех человек. Те же улики: обгоревшая фотокарточка, подброшенная в квартиру дочери во время обыска, и топор неизвестного происхождения, мне не предъявленный на опознание. Ничего нового.

Но выяснились новые обстоятельства, которые подтверждают, как я считаю, что это месть сотрудников следственного комитета за мою принципиальную позицию в отстаивании моей невиновности за эти семь лет. Мной было направлено 36 жалоб на незаконные действия сотрудников милиции и облпрокуратуры. Это (вкратце):

избиение и издевательства в ночь с 27 на 28 августа 2002 года в помещении Исакогорского ОВД;

подброшенные во время обысков «так называемые улики»;

исчезновение протокола допроса меня в палате больницы № 1 по факту нанесения побоев и увечий и появление справки о том, что я отказался давать показания по этому поводу;

об обстоятельствах, чинимых по расследованию поджога моего дома, и второго поджога - хозяйственных построек;

исчезновение моего заявления в Исакогорский ОВД о следах поджигателя на снегу у забора и следах шин автомобиля, которые были затоптаны после подачи мною заявления;

о заявлении в прокуратуру Исакогорского округа об этом факте;

об исчезновении из травм-пункта и стационара 1-й горбольницы историй болезни по факту нанесения побоев и травм;

о последующей фальсификации историй болезни (исчезли листы назначений и выполненных процедур; подменены рентгенснимки) и других обстоятельствах;

Все жалобы пересылались в облпрокуратуру. Проверка поручалась тем, на кого я жаловался. Выходит, они проверяли сами себя. Мне приходили ответы с одним текстом: «Обстоятельства проверены, факты не подтвердились. Оснований для реагирования нет».

Мне неоднократно давали понять, чтоб я прекратил клеветать на них. Тогда уместен вопрос: а почему меня не привлекают к ответственности за клевету? Было три телефонных звонка с предупреждениями. Лишь после обращения в приемную ФСБ звонки прекратились.

Летом 2008 года я случайно встретился на перроне ж/д вокзала со следователем Ю. Секом. Он пытался мне что-то сказать, но я выслушивать его отказался и отошел. Тогда он прокричал мне вслед, что «скоро встретимся». Что таилось за этими словами, я понял 9 июня 2009 года.

Но дело зависло. Пять обысков не дали никаких результатов. Нет никаких доказательств, что убийства совершены мною и что они совершены в моем доме.

Я всю жизнь делал людям добро. Занимался выращиванием саженцев различных деревьев и безвозмездно передавал их для озеленения города. Только этой весной передано 425 пихт и 890 единиц рябины кустовой общей стоимостью 870 тысяч рублей. И ни рубля за это не спросил. Да еще занимался выращиванием лекарственных растений и их реализацией людям, страдающим от различных заболеваний. Даже гипотетически невозможно представить, чтоб я смог лишить жизни человека.

Свыше семи лет минуло с той поры, когда прокуроры впервые «познакомились» со мной. За это время юристы, обладающие дипломами университетов и немалой практикой, не смогли дойти до сути и установить истину. Не странно ли? Настоящий убийца или убийцы до сих пор не найдены.

Следственный изолятор навевает на человека тревогу. Привыкнуть к ней невозможно. Коридоры и переход гулко вторят шагам. Тяжелые металлические двери открываются и закрываются с грохотом. И он слышен с утра до ночи. Находясь в нем, испытываю моральные и физические страдания. Это своего рода пытка. Здоровье мое резко пошатнулось. Был третий инсульт. К прежним недомоганиям добавились новые. Врачи как могут поддерживают меня, но у них ограничены возможности. Дорогие лекарственные средства, которые приобретает жена и передает мне, уже не оказывают эффективного действия. В последние дни я с большими усилиями дохожу до медпункта.

За время нахождения в СИЗО из меня вышло самое важное и главное, чем я жил, чем держался эти последние годы. Ушел Дух... Нет Правды и Справедливости - истончился Дух. Очень трудно говорить правду - тебя не понимают да и просто не хотят понять. Какую и чью вину я должен искупить?

На основании всего изложенного я требую (имею на это право) следующее:

рассмотреть законность моего пребывания в СИЗО;

провести объективное и главное - независимое от следственного комитета и следователей «по особо важным делам» расследование всех обстоятельств, изложенных в настоящем письме.

В газете «Северный комсомолец» несколько лет назад О. Третьякова напечатала статью о моем деле и отметила, что «сор в «избе» больше нельзя хранить - пора его выносить из «избы». Лучше и не скажешь.

Александр Вениаминович Бушуев.

12.10.2009.



Источник: http://www.pravdasevera.ru
Категория: СМИ о деле | Добавил: Web (18.11.2009)
Просмотров: 499

Меню сайта

Поиск

Новости

Каспаров.Ru

Одумались

ФСИН подготовила законопроект, согласно которому подозреваемые и обвиняемые, страдающие тяжелыми заболеваниями, не будут содержаться в СИЗО. Также подследственному разрешат обратиться в суд или к следователю с ходатайством об изменении меры пресечения в связи с тем, что он тяжело болен.
Свободу правозащитнику Соколову поставь свою подпись Сайт о законе и его практическом применении к людям в России, соблюдении прав человека, тюрьмах и лагерях